14 апреля, две катастрофы — Титаник и Маяковский

100 лет назад 14 апреля погиб Титаник. Спустя 18 лет, тоже 14 апреля, произошла еще одна человечья катастрофа — застрелился Маяковский.

Mayakovskiym

Лучше всего о нём сказала девяностолетняя переводчица Рита Райт: Он был нежен! Почти физическое ощущение “проветренности”, чистого воздуха, тепла, простоты и бесконечного внимания. Цветаева: Россия до сих пор не поняла, кто ей был дан в лице Маяковского, он обладал громадным и единственным талантом. Саянов сравнивал Маяковского с Чеховым: У обоих та же чистота во всем — и во внешнем облике, и в отношениях с людьми. Та же глубоко спрятанная нежность, прикрытая улыбкой иронии Шостакович: Он поразил меня своей мягкостью, обходительностью, просто воспитанностью. Луначарский :А ты обратила внимание на глаза Маяковского? Такие глаза могут быть только у глубоко талантливого человека.

Этот стих все учили в школе…
У меня не получилось форматировать текст лесенкой, как писал ВВ, но, может, это и хорошо.Потому что, когда мы читали его в школе, размахивая руками и подражая басу Маяка, мы больше упивались громом своего голоса, чем собственно текстом. Может быть, стандартное написание стиха снимет с нас пафос и заставит услышать смысл строчек…

Во весь голос

…И мне агитпроп в зубах навяз,
и мне бы строчить романсы на вас —
доходней оно и прелестней.
Но я себя смирял, становясь
на горло собственной песне.

Слушайте, товарищи потомки,
агитатора, горлана-главаря.
Заглуша поэзии потоки,
я шагну через лирические томики,
как живой с живыми говоря.

Я к вам приду в коммунистическое далекО
не так, как песенно-есененный провитязь.
Мой стих дойдёт через хребты веков
и через головы поэтов и правительств.

Мой стих дойдёт, но он дойдёт не так, —
не как стрела в амурно-лировой охоте,
не как доходит к нумизмату стёршийся пятак
и не как свет умерших звёзд доходит.

Мой стих трудом громаду лет прорвёт
и явится весомо, грубо, зримо,
как в наши дни вошёл водопровод,
сработанный ещё рабами Рима.

В курганах книг, похоронивших стих,
железки строк случайно обнаруживая,
вы с уважением ощупывайте их,
как старое, но грозное оружие…

…Пускай за гениями безутешною вдовой
плетётся слава в похоронном марше —
умри, мой стих, умри, как рядовой,
как безымянные на штурмах мёрли наши!

Мне наплевать на бронзы многопудье,
мне наплевать на мраморную слизь.
Сочтёмся славою — ведь мы свои же люди, —
пускай нам общим памятником будет
построенный в боях социализм.

Потомки, словарей проверьте поплавки:
из Леты выплывут остатки слов таких,
как «проституция», «туберкулёз», «блокада».
Для вас, которые здоровы и ловки,
поэт вылизывал чахоткины плевки
шершавым языком плаката.

С хвостом годов я становлюсь подобием
чудовищ ископаемо-хвостатых.
Товарищ жизнь, давай быстрей протопаем,
протопаем по пятилетке дней остаток.

Мне и рубля не накопили строчки,
краснодеревщики не слали мебель нА дом.
И кроме свежевымытой сорочки,
скажу по совести, мне ничего не надо.

Явившись в Це Ка Ка идущих светлых лет,
над бандой поэтических рвачей и выжиг
я подыму, как большевистский партбилет,
все сто томов моих партийных книжек.
Декабрь 1929 — январь 1930

Давид Бурлюк

бурлюк

Маяковский: Уже на следующее утро после знакомства, Бурлюк, представляя меня кому-то, басил: “Не знаете? Мой гениальный друг. Знаменитый поэт Маяковский”. Толкаю. Но Бурлюк непреклонен. Еще и рычал на меня, отойдя: “Теперь пишите. А то вы меня ставите в глупейшее положение”.

Юбилейное

pushkin

Александр Сергеевич, разрешите представиться. Маяковский.
Дайте руку. Вот грудная клетка. Слушайте, уже не стук, а стон;
тревожусь я о нем, в щенка смиренном львенке.
Я никогда не знал, что столько тысяч тонн
в моей позорно легкомыслой головенке.
Я тащу вас. Удивляетесь, конечно?
Стиснул? Больно? Извините, дорогой.
У меня, да и у вас, в запасе вечность.
Что нам потерять часок-другой?!

…Было всякое: и под окном стояние,
письма, тряски нервное желе.
Вот когда и горевать не в состоянии -
это, Александр Сергеич, много тяжелей.
Айда, Маяковский! Маячь на юг!
Сердце рифмами вымучь -
вот и любви пришел каюк,
дорогой Владим Владимыч.

Нет, не старость этому имя!
Тушу вперед стремя,
я с удовольствием справлюсь с двоими,
а разозлить — и с тремя.
Говорят — я темой и-н-д-и-в-и-д-у-а-л-е-н!
Entre nous… чтоб цензор не нацыкал.
Передам вам — говорят — видали
даже двух влюбленных членов ВЦИКа.

Вот — пустили сплетню, тешат душу ею.
Александр Сергеич, да не слушайте ж вы их!
Может, я один действительно жалею,
что сегодня нету вас в живых.
Мне при жизни с вами сговориться б надо.
Скоро вот и я умру и буду нем.
После смерти нам стоять почти что рядом:
вы на Пе,а я на эМ.

Кто меж нами? с кем велите знаться?!
Чересчур страна моя поэтами нища.
Между нами — вот беда — позатесался Надсон
Мы попросим, чтоб его куда-нибудь на Ща!
А Некрасов Коля, сын покойного Алеши,-
он и в карты, он и в стих, и так неплох на вид.
Знаете его? вот он мужик хороший.
Этот нам компания — пускай стоит.

…Были б живы — стали бы по Лефу соредактор.
Я бы и агитки вам доверить мог.
Раз бы показал: вот так-то мол, и так-то…
Вы б смогли — у вас хороший слог.
Я дал бы вам жиркость и сукна,
в рекламу б выдал гумских дам.
(Я даже ямбом подсюсюкнул,
чтоб только быть приятней вам. 8) )
Вам теперь пришлось бы бросить ямб картавый.
Нынче наши перья — штык да зубья вил,-
битвы революций посерьезнее «Полтавы»,
и любовь пограндиознее онегинской любви.

Я люблю вас, но живого, а не мумию.
Навели хрестоматийный глянец.
Вы по-моему при жизни — думаю -
тоже бушевали. Африканец!
Сукин сын Дантес! Великосветский шкода.
Мы б его спросили: — А ваши кто родители?
Чем вы занимались до 17-го года? -
Только этого Дантеса бы и видели.

Впрочем, что ж болтанье! Спиритизма вроде.
Так сказать, невольник чести… пулею сражен…
Их и по сегодня много ходит -
всяческих охотников до наших жен.
Хорошо у нас в Стране Советов.
Можно жить, работать можно дружно.
Только вот поэтов, к сожаленью, нету -
впрочем, может, это и не нужно.

Ну, пора: рассвет лучища выкалил.
Как бы милиционер разыскивать не стал.
На Тверском бульваре очень к вам привыкли.
Ну, давайте, подсажу на пьедестал.
Мне бы памятник при жизни полагается по чину.
Заложил бы динамиту — ну-ка, дрызн!
Ненавижу всяческую мертвечину!
Обожаю всяческую жизнь!

Директор госмузея Маяковского в Москве Светлана Стриженова

Светлана Стриженова, директор музея Маяковского

Я за версию самоубийства…выстрел был в упор… убийца должен был быть одного роста…но Маяковский не допустил бы, чтобы ему стреляли в грудь в упор… Его гибель это доведение до самоубийства. Мы не знаем, что произошло 12 апреля, но тогда был последний толчок… 12 апреля написаны два документа: письмо «Всем» и разговор с Полонской «нет, я не кончу жизнь, я не доставлю такого удовольствия Художественному театру… когда сегодня мерзавцы и т.д.» Кто мерзавцы? Он так и не сказал Полонской…ВВ оставил на календаре листок с цифрой 12, и уничтожил 13 и 14.

12 апреля была суббота, в этот день произошло что-то, какой-то разговор… Ему могли сказать: «до понедельника решай», а понедельник как раз и был 14 апреля. Вопрос гибели ВВ сложный: ситуация с постановкой «Бани» была для него настолько очевидной, что он поспешил сделать отчет о работе — выставку «20 лет работы». На нее из властей никто не пришел, хотя никаких репрессий по отношению к нему не было, только тиражи маленькие, да книги не выставляли на витрины магазинов, да в последний момент вырвали портрет Маяка из номера журнала «Печать и революция», посвященного выставке…

Отношения с властью испортились в 1928, когда в автобиографии «Я сам» он написал «Пишу поэму «Плохо»», «Клоп», «Баня», цикл стихов «О дряни». Вместо того чтобы писать поэму к 50-летию Сталина, Маяковский написал стихотворение «Разговор с товарищем Лениным»: Многие без вас отбились от рук…Кроме того, ВВ обиделся за предательство друзей из ЛЕФа, которые не пришли на открытие его выставки «20 лет работы», а те, в свою очередь, обиделись, что он сделал свою выставку персональной…Кроме того, отношения с Полонской… здесь статья полностью

Из рассказа Полонской:

ВВ заехал за мной в 8-30 на такси. Был яркий солнечный день.
– Смотри, какое солнце! Неужели сегодня опять у тебя вчерашние глупые мысли?
– Солнце я не замечаю, мне не до него сейчас. А глупости я бросил. Я понял, что не смогу это сделать из-за матери. А больше до меня никому нет дела…

Они приехали к Маяковскому, он требовал, чтобы она больше не ходила в театр…(она работала в Художественном). Он забегал по комнате, подошел к календарю, вырвал два листка – 13 и 14, потом подошел, поцеловал:- Ну иди, девочка, будь за меня спокойна, — дал 20 рублей на такси. Ситуация напоминает сцену из Титаника, когда Роза стоит за бортом, только Маяковский в роли Розы, а Полонская на месте Джека, ситуация, когда кажется, что жизнь зашла в тупик… Только положение у Владимира Владимировача покруче будет, а Полонская — молодая неопытная девушка — свою роль в жизни исполнила гораздо хуже, чем Джек в кино.

Всем

предсмертное письмо маяковского best

В том что умираю не вините никого, и пожалуйста не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи простите — это не способ (другим не советую) но у меня выходов нет. Лиля — люби меня. Товарищ правительство, моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.
Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо. Начатые стихи отдайте Брикам они разберуться.

Как говорят — «инцидент исперчен»
Любовная лодка разбилась о быт.
Я с жизнью в расчете и не к чему перечень
взаимных болей, бед и обид.

Счастливо оставаться
Владимир Маяковский.
12/IV-30

Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным. Сериозно — ничего не поделаешь.
Привет.
Ермилову скажите, что жаль снял лозунг, надо бы доругаться.
В столе у меня 2,000 руб. внесите в налог. Остальное получите с Гиза.

P.S. блоггер Sansa
Здесь блоггер Sansa рассказывает о Государственном музее Маяковского в Москве. Я наткнулась на ее пост пару месяцев назад, ей Богу, это лучший пост за последнее время. Он неожиданно прекрасный. музей Маяковского, Москва
музей Маяковского, Москва

P.S.P.S. Сонка
софья шамардинаСофья Шамардина, Сонка моя, как звал ее Маяк, одна из его любимых женщин, привожу ее фото здесь, потому что она МИНЧАНКА. Сонку опекал Корней Чуковский, который дружил с ее родителями. Он и познакомил ее с ВВ в 1915 г. Чуковский ушел, а Маяковский провожал Сонку домой и читал только что написанное: «Послушайте! Если звёзды зажигают…» Роль Чуковского в этой истории неприглядная, он не хотел, чтобы Соня встречалась с Маяком, и когда стало ясно, что она ждёт от ВВ ребёнка, сказал: «Ты не боишься иметь ребёнка от сифилитика?» Сонка испугалась, сделала аборт и уехала в Минск, ничего не объяснив Маяковскому. В 1923-м Софья стала партийным работником, что очень веселило ВВ: «Сонка — член горсовета!» Маяковский критиковал ее за недостаток женственности: «одеваешься под Крупскую». Через некоторое время после его смерти она оказалась в сталинской тюрьме, где провела больше 10 лет. здесь воспоминания Софьи Шамардиной


«Послушайте», читает маяковский

P.S.P.S.P.S. Татьяна Яковлева

яковлеваЕе имя долго замалчивали, стих, ей посвященный, не печатали, разве мог «лучший советский поэт» влюбиться в эмигрантку?

…Любить — это с простынь, бессонницей рваных,
срываться, ревнуя к Копернику,
его, а не мужа Марьи Иванны,
считая своим соперником…. 8)

Маяковский был романтик и гонорар за парижские выступления положил в банк на счет одной парижской цветочной фирмы с условием, чтобы Яковлевой ежедневно приносили букет необычных цветов. Так Яковлева стала получать букеты от Маяковского. В распоряжении поэта про смерть ничего не говорилось, поэтому и после его смерти на следующий день рассыльный принес цветы. Во время Второй Мировой Татьяна выжила, продавая на бульваре букеты, которые по прежнему доставляли ей каждый день.Аркадий Рывлин в конце семидесятых попал в Париж и пришел в гости к Яковлевой. Через некоторое время раздался звонок,
вошел посыльный с букетом золотых японских хризантем и со словами: “От Маяковского”.

— Кадры с Маяковским

— «Про это», читает Лиля Брик

— Хроники Сванидзе

Об авторе Gala Lokhova

Придумала для себя жанр - наивная публицистика. Все, что мне кажется интересным в жизни моих друзей, моего города, все, что люблю. Фотки - не очень, стиль - свободный, принцип - утром в газете, вечером в куплете. 8) Рассматриваю этот блог как точку пересечения в пространстве друзей и как склад любимой информации.
Запись опубликована в рубрике Люди и проекты с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

6 комментариев: 14 апреля, две катастрофы — Титаник и Маяковский

  1. Gala Lokhova говорит:

    Жалко, что так мало людей прочитали про Маяковского — а у него гениальные стихи, он вообще гений и умничка… А мы скользнули глазами по косой, и бац- на красную дорожку-в голливуд — изучать прыщики скарлетт йохансон…

  2. Уведомление: Шагал по городу Шагал | Gala Lokhova

  3. Уведомление: Джеймс Кэмерон и его титанический труд, или как я была на Титанике | Gala Lokhova

  4. Софья говорит:

    Маяковский- это волшебно-неповторимый поэт, впечатавший в своё время новаторство, остающееся гениальным по сей день. Его слова так точно выражали чувства и эмоции, его обороты немыслимым образом вкладывались в стихотворение. Единственный такой. Люблю и уважаю.

  5. Gala Lokhova говорит:

    Точно, единственный такой …

  6. Уведомление: У Маяковского сегодня ДР! | Gala Lokhova

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>