Переводы Толкиена Татьяны Лук

Татьяна Лук — химик, поэт, переводчик

1. Песня гномов

Стаканы крошите, тарелки крушите,
Ножи затупите и вилки погните!
Бильбо-то как испугался, глядите!
Разбейте бутылки, а пробки сожгите!

Скатерть порежьте, жир растопчите!
Крынки со сливками ставьте вверх дном!
В спальне на коврике кости сложите,
Окна и двери облейте вином!

В кипящий котел все горшки побросайте,
Слегка потолките и перемешайте,
А если какой-нибудь целым останется,
По коридору пускай покатается!

Бильбо-то как испугался, глядите!
Поосторожней посуду носите!

2. Песни гоблинов

Пятнадцать пташек расселись по веткам,
Веером перья под огненным ветром!
Забавно! У пташек крылышек нет!
Не приготовить ли их на обед?
Обжарить слегка и в горшке их стушить,
Изжарить живьем или просто сварить?

Сосны, папоротник, терн — все в костер, все в костер!
Елка в чаще — факел шипящий,
Ночка светлей — нам веселей!
Йа-хэй!
Жарьте их на вертеле, испеките их в золе!
От волос паленых смрад, бороды в огне трещат,
стекленеет взгляд;
жаром кожу припечет, жир, растаяв, потечет;
вот они лежат -
на обугленной земле кости черные в золе!
Гномья смерть пришла — все сгорят дотла,
Ночка светлей — нам веселей!
Йа-хэй!

3. Дорожная песня

Пути-дороги вдаль бегут,
Уводят в новые места:
То через реки, что текут
Неведомо куда,
То по траве, то по камням,
По кручам горным под луной,
Зимой проходят по снегам,
Среди цветов — весной.

То каменный пещеры свод,
То небосвод над головой …
Я странствовал почти что год –
И вот иду домой.
Мечи во мраке, жар огня
И ужас встречи подгорой –
Все позади, и ждет меня
Зеленый край родной.

4. О кольцах

Три кольца — для Эльфийских владык на просторах под небом,

Семь — для Гномьих правителей в каменных их хоромах,
Тем, чья жизнь коротка, кто на смерть обречен, Людям — девять,
Но Одно — Господину Мрака на темном троне
В Мордоре, Теней черной стране.
Одно — чтобы властвовать всеми, Одно — чтобы их отыскать,
Одно — чтоб свести их вместе и во тьме Силой Мрака связать
В Мордоре, теней черной стране.

5. Загадка Следопыта

Золоту блеск не прибавит цены,
Скиталец свой знает путь;
Глубоким корням холода не страшны,
Сильных бремени лет не согнуть.
Вспыхнет пламя над пеплом холодным,
Мгла расступится, наконец;
Возродится клинок, что был сломан,
И наследник примет венец.

6. Загадка Боромира

Клинок отыщи, что был сломан:
В Имладрисе хранится он.
Совет там будет созван,
И Моргула страх побежден.
Знак будет явлен и внятен,
Что Час Роковой грядет,
Ибо вновь пробудится Проклятье,
И Меньший вперед шагнет.

7. Песня Бильбо

Сижу зимой у очага
и вспоминаю лето,
все те цветы, что на лугах
когда-то видел где-то.

Осенний утренний туман,
свет солнца серебристый
и ветер, бросивший к ногам
охапку желтых листьев.

Каким же будет мир, когда
(а час все ближе, ближе…)
вослед зиме придет весна,
которой не увижу?

Так много на земле всего,
не виданного мной:
у леса каждую весну
зеленый цвет — иной.

Я размышляю о былом,
далекой старине,
О тех, кто в новый мир придет,
что не увидеть мне.

Но, размышляя у огня
о давних временах,
Все жду: вот-вот мои друзья
появятся в дверях.

8. О кольцах

Три кольца — для Эльфийских владык на просторах под небом,
Семь — для Гномьих правителей в каменных их хоромах,
Тем, чья жизнь коротка, кто на смерть обречен, Людям — девять,
Но Одно — Господину Мрака на темном троне
В Мордоре, Теней черной стране.
Одно — чтобы властвовать всеми, Одно — чтобы их отыскать,
Одно — чтоб свести их вместе и во тьме Силой Мрака связать
В Мордоре, теней черной стране.

9. Плач Фродо по Гэндальфу

Пришел под вечер в Хоббитон
не для того, чтоб отдохнуть;
задолго до рассвета он
ушел безмолвно в дальний путь.

Тяжелой ношей утомлен,
он шел туда, где был нужней,
знал множество наречий он,
птиц понимал он и зверей.

И если надо, все он мог:
В драконье логово войти,
открыть невидимый замок
и потайную дверь найти.

Руками исцелял, но был
разящий меч всегда при нем
и суковатый посох-жезл,
что белым полыхал огнем.

Один из главных мудрецов,
он шляпу мятую носил,
он мог разгневаться легко
и с удовольствием шутил.

Сражаясь на мосту с врагом,
о камень посох он сломал,
и в битве с Мраком и Огнем
там, в Казад-думе, мудрый пал.

10. Плач Рохана

Где же тот конь, и тот всадник, в рог боевой трубящий,
С дивными волосами, в длинной кольчуге блестящей?
Где пальцы на струнах арфы и песнь у костра ночного?
Где время весны и жатвы для колоса налитого?
Как дождь над горой проходит, как ветер скользит над лугами,
Те дни ушли безвозвратно на Запад, в тень за холмами.
Могут ли дым и пепел древом живым обернуться?
Могут ли давние годы из-за Моря вернуться?

11. Из Песен Знания

Трижды три корабля, и на них — короли,
Над пучиной морской что они пронесли?
Что они привезли из-за края земли,
Из страны, что навек опустилась на дно?
Семь сияющих звезд, семь эльфийских камней
И белое древо одно.

12. Эпитафия Снежногривому

Ты верно служил господину,
Но его же погибелью стал,
Легконого дитя, Снежногривый.

13. Ателас

Когда дыханьем черным враг
закроет свет, наступит мрак,
и будет близок смертный час,
сюда, Ателас! сюда, Ателас!
К жизни вернет, боль утоля,
Лист королевский в руке короля!

14. Песня Сэма

Там, в западных землях, весна настает,
цветы расцвели, как всегда,
и почки раскрылись, и зяблик поет,
под Солнцем блестит вода.
А если сейчас там ясная ночь,
колышутся в кронах берез
вплетенные в волосы их ветвей
алмазы Эльфийских Звезд.

Пускай здесь лежу я в конце пути,
глубоко во тьме погребен,
а башен высокие стены крепки,
обрывист и крут горный склон,
но там, выше мрака, Солнце плывет
и Звезды пребудут всегда;
и я не скажу свету Дня «прощай»,
«прощай, — не скажу, — Звезда.»

Далее мы предлагаем стихотворное изложение истории героев Бильбо и Фродо. Автор стихов Татьяна Лук.

Бильбо

1

Я в первый раз из дома уходил,
Не ведая, приду ли я обратно…
Не то чтоб приключения любил-
Но быть героем все-таки приятно.
Вернулся я. Кольчугу сдал в музей,
И побежали за годами годы.
Среди знакомых не нашлось друзей.
Потом подрос племянник, юный Фродо.
Еще ребенком он осиротел.
Друг другу нас послало Провиденье:
Мы родились в один и тот же день,
И это — не простое совпаденье.
Я взял его к себе, усыновил.
Честь честью, как положено по форме,
Наследником его я объявил.
(Иные не простили до сих пор мне.)
Уже давно мне минуло сто лет,
Но внешне я ничуть не изменился;
И не один завидовал сосед:
«Глядите, как прекрасно сохранился!»
Уж раз предметом любопытства стал-
Не защитит и дюжина заборов;
И к помощи кольца я прибегал,
Спасаясь от докучных визитеров.
Мне от всего хотелось отдохнуть.
Каким-то стал я истонченным, что ли…
Я понял: время собираться в путь:
Увидеть горы, побродить на воле.
Кольчугу из музея я забрал;
Снял со стены свой славный меч эльфийский;
Остаток золота упаковал-
Наследство Смаугово — и все свои записки.
Хотелось место тихое найти,
Закончить книгу, начатую дома;
Но прежде — по Дороге вдаль уйти,
Как в юности когда-то: я и гномы!
Двенадцать дюжин исполнялось нам:
Мне — сто одиннадцатый, Фродо — тридцать третий.
Наследник мой, я намекнул гостям,
Достиг сегодня совершеннолетья.

Народу собралось — не сосчитать!
Одних лишь близких — сто сорок чётыре.
Да, этот вечер будут вспоминать…
Такого прежде не видали в Шире.
Я загодя подарки заказал:
Игрушки, например, у гномов — за год.
А Гэндальф фейерверк пообещал:
Мол, многие в испуге наземь лягут,
Когда взовьется красно-золотой
Дракон, над головами их закружит…
Потом взорвется где-то над рекой,
А ты им: « Это был сигнал на ужин!»

Я на прощанье шутку приберег:
Воспользуюсь, решил, своим колечком;
Ведь я себе уже наметил срок:
Исчезнуть — и бесследно — в этот вечер…
Но Гэндальф мне испортил все в конце!
Устроил вспышку в миг исчезновенья,
Боясь, чтоб не прознали о кольце.
Зато на Фродо пало подозренье,
Что с Гэндальфом он в сговоре, и тот
Меня унес в неведомые дали,
А может, и похуже…Целый год
Об этом в Хоббитоне толковали:
Ведь с той поры, как всех я удивил,
Никто не видел Бильбо в Хоббитоне;
А Фродо во владение вступил
Хозяином законным в нашем доме.
Жаль, что со мной тогда он не ушел…
Он предлагал — но лишь из чувства долга:
Ему-то в Шире было хорошо.
Кто думал, что все это ненадолго?

II

Ну, о кольце я в книге написал…
Но Гэндальф донимал меня упорно,
О «выигрыше» вопросы задавал:
Что про «подарок» говорил мне Горлум?
Все выведал, хитрец, в конце концов;
Я рассказал ему, как было дело:
Как я нашел и утаил кольцо…
Мне показалось, Горлума жалел он!
И Фродо я всю правду рассказал.
Раз Гэндальф знает — пусть он знает тоже.
Но в книге ничего менять не стал:
Лгуном и вором Бильбо слыть негоже.
Я чувствовал: оно ко мне пришло.
Оно само на палец мне наделось!
Но что-то вдруг на Гэндальфа нашло,
Когда кольцо назвал я «моя прелесть»!
«Да он же не убил меня едва!» —
Я прошептал, сдержать не в силах дрожи.
Всю суть того, что Горлума слова
Я повторял, я понял много позже…

Что Арагорн, что Гэндальф объяснил…
Я рвался в Хоббитон, потом смирился;
Еще б Кольцо немного поносил —
Глядишь, и сам бы в призрак превратился.
Меня искали призраки Кольца,
Взамен досталась Фродо участь злая:
За ним гонялся всадник без лица…
А мог с собою взять Кольцо сюда я!
Теперь вот Фродо, Гэндальф, Арагорн
Идут на подвиг со смертельным риском,
А я, что был отважен и хитер,
Оставлен в Имладрисе летописцем…
Нет, я неплохо время провожу:
Сижу себе, пишу воспоминанья
Да на родной язык перевожу
С эльфийского старинные сказанья.
Я ни за что не пропущу обед
И прочее: здесь кормят очень вкусно;
Всегда найдутся эльфы для бесед,
Стихов и песен — если станет грустно…

III

А, Фродо! Ты вернулся? Хорошо!
Удачное какое совпаденье,
Что ты сегодня именно пришел:
Ведь завтра же как раз мой день рожденья!
Да, о подарках… Помнится, ты взял
С собой мое чудесное колечко…
Избавился? Как это? Потерял?!
Шел , чтоб избавиться…
Прости, да, да, конечно,

Я помню все. Я попросту устал.
Так много вы всего порассказали…
Я кое-что, конечно, записал,
Но книгу завершу свою едва ли.
Я свадьбы Арагорна сколько ждал!
Да просто так хотелось повидаться;
И он мне приглашение прислал…
Но много дел — и сложно в путь собраться.
Сказать по правде — я все больше сплю.
Здесь, у камина в кресле, так уютно…
На что уж я стихи писать люблю –
Теперь мне даже это стало трудно.
Послушай, Фродо, забери с собой
И дневники, и все мои записки.
Придай им форму книги, мальчик мой…
Я понимаю: путь сюда неблизкий,
Меня в живых ты можешь не застать…
Но все-таки попробуй, сделай милость!
Не бойся, что начну критиковать:
Мне хоть бы прочитать, что получилось…

ФРОДО

Ну вот и сентябрь, и прощаюсь я с домом…
Уйду на заре двадцать первого дня
И к лесу направлюсь дорогой знакомой,
А Сэм — он всего лишь проводит меня.
Я ждал и боялся, что он удивится:
Ведь Книгу-то Бильбо просил привезти!
Тогда мне до срока пришлось бы открыться,
Признавшись, что Бильбо мы встретим в пути,
Но Книгу ему прочитать не придется
(Да, может быть, он и не вспомнит о ней…),
А Сэму ее дописать доведется,
Вернувшись домой через несколько дней.
Да, так уж совпало… Как раз в день рожденья
Пора наступила нам с Бильбо уйти
За Море, где можно найти исцеленье,
Которого больше нигде не найти.
Заклятый кинжал, Паучихино жало
И Голлума зубы оставили след,
Но все же не это меня доконало,
А То, что я нес. То, которого нет.
Мечтал я о смерти как об избавленьи,
Когда я очнулся у орков в плену.
Какие бы мне не грозили мученья,
Они б не превысили пытку одну:
Я думал, Оно угодило к ним в руки –
И жизнь мне уже не была дорога.
Я знал: для Хранителя большей нет муки,
Чем видеть Кольцо на руке у Врага.
Алмаз на цепочке — замена плохая,
Хоть Арвен его подарила сама.
Несчастного Голлума я понимаю:
Потеря Единого сводит с ума.
И где он теперь? Не на Западе, ясно…
А он ведь хранил его дольше, чем я.
Его одиночество было ужасно,
А бремя мое облегчали друзья.
Ну, Боромир — ладно… Отважный воитель,
Он как об оружьи мечтал о Кольце.
Но что сделал я — доброволец-Хранитель?
Своим объявил Его в самом конце!

И в этом я Голлума, право, не лучше:
Он предал меня, я же предал нас всех.
Конечно, я был этой ношей измучен…
Но Голлум погиб — мне достался успех.
И я же еще говорил о прощеньи!
Он сгинул в огне — и тем самым прощен:
Ведь если б не он — все труды и мученья,
Все было б напрасно, когда бы не он.
Но все это в прошлом.
Однако, как странно
Мне Арвен, прощаясь, сказала тогда:
“На Запад, пока не излечатся раны…”
Что значит “пока”? На века? На года?
Навряд ли позволено будет обратно
Приплыть из-за Моря однажды весной!
На Запад уходят всегда безвозвратно.
Так было со всеми, так будет со мной.
Какое с Бессмертных Земель
возвращенье… Но что-то же значило это “пока”!
Быть может, не будет и там исцеленья,
Со мною останутся боль и тоска,
И станет еще тяжелее, чем прежде,
И в сон погружусь, как деревья зимой,
И так буду ждать в неизбывной надежде
Однажды, очнувшись, вернуться домой…
Но если не скоро — зачем возвращаться?
Друзей не застанешь, мир станет иным.
Вот Сэма мне жаль…
Но вполне может статься,
Что за Морем мы еще встретимся с ним,
И, может быть, это послужит сигналом,
Что я исцелился для жизни иной…
Конец этой повести станет началом
Для новой -
и снова Сэм будет со мной.

Текст Толкиена, с которого сделаны переводы

From The Hobbit.

1.
Chip the glasses and crack the plates!
Blunt the knivesand bent the forks!
That’s what Bilbo Baggins hates –
Smash the bottles and burn the corks!

Cut the cloth and tread on the fat!
Pour the milk on the pantry floors!
Leave the bones on the bedroom mat!
Splash the wine on every door!

Dump the crocks in a boiling bowl;
Pound them up with a thumping pole;
And when you’ve finished, is any are whole,
Send them down the hall to roll!

That’s what Bilbo Baggins hates!
So, carefully! Carefully with plates!

2
Fifteen birds in five firtrees,
their feathers were fanned in a fiery breeze!
But, funny little birds, they had no wings!
O what shall we do with the funny little things?
Roast’em alive, or stew them in a pot;
fry them, boil them and eat them hot?

Burn, burn tree and fern!
Shrivel and scorch! A fizzling torch
To light the night for our delight,
Ya hey!

Bake and toast’em, fry and roast ‘em!
till beards blaze, and eyes glaze;
till hair smells and skins crack,
fat melts, and bones black
in cinders lie
beneath the sky!
So dwaves shall die,
and light the night for our delight,
Ya hey!
Ya-harri-hey!
Ya hoy!

3
Roads go ever ever on
Under cloud and under star,
Yet feet that wandering have gone
Turn at last to home afar.
Eyes that and sword have seen
And horror in the halls of stone
Look at last on meadows green
And trees and hills they long have known.

4. From The Lord of the Rings.

The Fellowship of the Rings.

Three Rings for the Elven-kings under the sky,
Seven for the Dwarf-lords in their halls of stone,
Nine for Mortal Men doomed to die,
One for the Dark Lord on his dark throne
In the Land of Mordor where the Shadows lie.
One Ring to rule them all, One Ring to find them,
One Ring to bring them all and in the darkness bind them
In the Land of Mordor where the Shadows lie.

5.
All that is gold does not glitter,
Not all those who wander are lost;
The old that is strong does not wither,
Deep roots are not reached by the frost.
From the ashes a fire shall be woken,
A light from the shadows shall spring;
Renewed shall be blade that was broken,
The crownless again shall be king.

6. .
Seek for the Sword that was broken:
In Imladris it dwells;
There shall be counsels taken
Stronger than Morgul-spells.
There shall be shown a token
That Doom is near at hand,
For Isildur’s Bane shall waken,
And the Halfling forth shall stand.

7.

I sit beside the fire and think
of all that I have seen,
of meadow-flowers and butterflies
in summers that have been;

Of yellow leaves and gossamer
in autumns that there were,
with morning mist and silver sun
and wind upon my hair.

I sit beside the fire and think
of how the world will be
when winter comes without a spring
that I shall ever see.

For still there are so many things
that I have never seen:
in every wood in every spring
there is a different green.

I sit beside the fire and think
of people long ago,
and people who will see a world
that I shall never know.

But all the while I sit and think
of times there were before,
I listen for returning feet
and voices at the door.

9.

When evening in the Shire was grey
his footsteps on the Hill were heard;
befor the dawn he went away
on journey long without a word.

From Wilderland to Western shore,
from northern waste to southern hill,
through dragon-lair and hidden door
and darkling woods he walked at will.

With Dwarf and Hobbit, Elves and Men,
with mortal and immortal folk,
with bird on bough and beast in den,
in their own secret tongues he spoke.

A deadly sword, a healing hand,
a back that bent beneath its load;
a trumpet-voice, a burning brand,
a weary pilgrim on the road.

A lord of wisdom throned he sat,
swift in anger, quick to laugh;
an old man in a battered hat
who leaned upon a thorny staff.

He stood upon the bridge alone
and Fire and Shadow both defied;
his staff was broken on the stone,
in Khazad-dum his wisdom died.

10 from The Lord of the Rings. The Two Towers.

Where now the horse and the rider? Where is the horn
that was blowing?
Where is the helm and the hauberk, and the bright hair
flowing?
Where is the hand on the harpstring, and the red fire
glowing?
Where is the spring and the harvest and the tall corn
growing?
They have passed like rain on the mountain, like a
wind in the meadow;
The days have gone down in the West behind the hills
into shadow.
Who shall gather the smoke of the dead wood burning,
Or behold the flowing years from the sea returning?

11. from The Lord of the Rings. The Two Towers.

Tall ships and tall kings
Three times there,
What brought they from the foundered land
Over the flowing sea?
Seven stars and seven stones
And one white tree.

12.from The Lord of the Rings. The Return of the King.

Faithfull servant yet master’s bane
Lightfoots foal, swift snowmane.

13. from The Lord of the Rings. The Return of the King.

When the black breath blows
and death shadows grows
and all lights pass,
come athelas! Come athelas!
Life to the dying
In the king’s hand lying!

14. from The Lord of the Rings. The Return of the King.

In werstern lands beneath the Sun
the flowers may rise in Spring,
The trees may bud, the waters run,
the merry finches sing.
Or there maybe ‘tis cloudless night
and swaying beeches bear
The Elven-stars as jewels white
amid their branching hair.

Though here at journey’s end I lie
In darkness buried deep,
Beyond all towers strong and high,
Beyond all mountains steep,
Above all shadows rides the Sun
And Stars for ever dwell:
I will not say the Day is done,
Nor bid the Stars farewell.

Об авторе Gala Lokhova

Придумала для себя жанр - наивная публицистика. Все, что мне кажется интересным в жизни моих друзей, моего города, все, что люблю. Фотки - не очень, стиль - свободный, принцип - утром в газете, вечером в куплете. 8) Рассматриваю этот блог как точку пересечения в пространстве друзей и как склад любимой информации.
Запись опубликована в рубрике Люди и проекты. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>