Толерантный балет Беларуси и Виолетта Руиз

Мы были сегодня в Белорусском театре оперы и балета. Отгадайте, знатоки, что за балет мы смотрели?

Кармен-сюита, Минск


Жизель? Сотворение мира? Любовная сцена из Спартака? Или из Тиля Уленшпигеля? Или это Кармина Бурана? Ну же! Точно можно сказать, что постановка Елизарьева, тут не ошибешься, он абсолютно узнаваем, его почерк. Это синее пространство, эта потрясающе красивая новая сцена, отражающая артистов, как водная гладь озера, эти нежные костюмы, эти лирические позы? Сдаетесь?! Сегодня это была Кармен-сюита.

кармен-сюита, партитура дирижера
Партитура дирижера и дирижерская палочка прямо с дирижерского пульта.

Нет, я не против поисков нового, тем более что балет-то старый, Елизарьевский. Я против того, чтобы балет был аморфным, никаким. Чтобы он был из серии «Сделайте мне красиво». Я против того, чтобы все минские балеты были одинаковые, одинаково скучные. Их не различишь: что Кармина Бурана, что Спартак, что Кармен-сюита.

Вот недавно приезжал Андрюс Лиепа и очень хвалил минскую труппу… Не знаю, он, конечно, профессионал, в отличии от меня. Но ведь его отец, Марис Лиепа, танцор от Бога, был потрясающе темпераментным и характерным, и его Красс — это был супер-типаж, тысячелетний герой, его можно было смотреть бесконечно. Кстати, образ Красса Лиепа-старший делал с Григоровича, так же нервно дергал подбородком, так же надменно делал поворот головы 8) Это было страстно и ни разу не скучно!

В белорусском балете помню одного выдающегося танцора, Виктора Саркисьяна. Его все помнят! Это было лет 30 назад, начало карьеры Елизарьева, его лучшие балеты, Спартак, Тиль, Сотворение мира. Саркисьян всегда танцевал мальчишей-плохишей — Красса в Спартаке, Филиппа 2 в Тиле. Саркисьян тоже был танцор от Бога. Мощный прыжок, страсть, красавец… Кстати, в интернете не нашла ни одной фотографии лучшего белорусского танцовщика 8)

Мы занимались тогда художественной гимнастикой и ходили на репетиции в оперный учиться… Однажды после классического урока, который вела хореограф Дина Арипова, Троян решил пошутить перед нами, он оторвал висевшую за окном огромную сосульку ( весна была) и стал танцевать прыжковую часть партии из Спящей красавицы, размахивая сосулькой, как жезлом. Вдруг заходит невысокий лысенький мужичок в полосатом махровом халате. Невзрачный такой. Сбрасывает халат. Начинает танцевать, и я понимаю — Боже, это же Саркисьян. Его нельзя было не узнать по этим огромным мощным прыжкам, так в Минске никто не прыгал… И, похоже, не прыгает до сих пор!

оркестр белорусского оперного театра - ударники и струнные
Струнные и ударные готовятся к Кармен-сюите

Я хотела назвать эту статейку «Труппы белорусского балета», намекая на аморфность, избитость жестов и чувств, на отсутствие открытий ( ведь то, что открыл Елизарьев 30 лет назад должно развиваться, ведь столько нового в мире!). Хотела так назвать, да артистов пожалела, потому что знаю, какой это труд. И, наверное, больше виноваты люди, принимающие решения о том, каким будет белорусский балет. За последние 30 лет — никаких изменений. Может это связано с менталитетом наших людей: почему у нас нет хороших эстрадных певцов, почему у нас слабые драматические постановки, исключения есть, но они штучные. Почему уровень искусства у нас такой слабый?

У нас все в театре очень красиво и богато: декорации — роскошные, костюмы — яркие, оркестр — замечательный.Одна только проблемка: сам балет — скучный, кордебалет — сырой, танец — сомнительный. Что же ты от них хочешь? Страсти! Смелости! Ведь спектакль Кармен-сюита 67 года в постановке Алонсо и сегодня смотрится с наслаждением, а тогда это был вызов. Плисецкая, не прыгая, а играя ногами и взглядом, выражала больше жизни, и задиристости, и любви, чем все заламывания рук всего кордебалета.


Плисецкая, Годунов, Кармен сюита в постановке Алонсо

Белорусский балет работает по принципу красивой картинки — если делать фотографии, они будут яркие и аппетитные, но вот беда — танца нет, страсти нет. А страсть испанская — вот она, настоящая. И тетенька не красотка, и позы у нее часто не эстетичные, но, Боже мой, как это завораживает. Но вот она, Кармен, по имени Виолетта Руиз:


Violetta Ruiz, Flamenco

И все-таки, несмотря на мои стенания 8), здорово, что в Минске есть такой красивый театр, место, намоленное артистами и зрителями! Дай Бог ему новых интересных идей и смелых профессиональных лидеров.

белорусский оперный театр - зрительный зал

Об авторе Gala Lokhova

Придумала для себя жанр - наивная публицистика. Все, что мне кажется интересным в жизни моих друзей, моего города, все, что люблю. Фотки - не очень, стиль - свободный, принцип - утром в газете, вечером в куплете. 8) Рассматриваю этот блог как точку пересечения в пространстве друзей и как склад любимой информации.
Запись опубликована в рубрике Люди и проекты с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

9 комментариев: Толерантный балет Беларуси и Виолетта Руиз

  1. Илья Ковальчук говорит:

    Три года без души….или последние страницы…

    «А чуда так и не случилось, а чуда не
    произошло…» В.Долина.

    Случайно включила ТРО, а там передача про белорусский балет заканчивается, показывают в записи отрывки из елизарьевских балетов, помню все наперечет, и в конце такая бравада: последние страницы еще не вписаны в историю белорусского балета, дело т.с. за малым….
    Национальный Академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь. Вот и стали мы тоже Большим, и пора настает…Открытие сезона…Первый после ремонта и первый без В.Е( дальше В.Е.- Валентин Елизарьев). Триптих: Пахита (Большое классическое па) в постановке балетмейтеров Л.Бржозовской, Т. Ершовой, А.Мартынова, Т.Шереметовец, Видение розы (хореографический номер) в постановке Раду Поклитару и Болеро в постановке Ю.Трояна, Л.Бржозовской, А.Мартынова и Т.Шереметовец. Мы на балконе. Дешево и сердито…На самом деле, я люблю смотреть балет на балконе, сверху всегда виден весь постановочный рисунок, как будто взял в руки карандаш и рисуешь танец за танцем…Сверху всё вместе: и четкая геометрия и кружевная поэтика и ты смотришь на произведение со всех сторон, видишь каждого артиста, все становятся главными, неповторимыми. А если это любимейший Тиль Уленшпигель, или обожаемый Спартак…нирвана, главное усесться по-удобней и…И я всё жду, когда же оно наступит и…начинаю вертеться по сторонам, разглядывать соседний ряд, потом партер в бинокль, мне уже интересно, а кто они в креслах партера по 50-70 долларов за билет…, нашла о чем думать на спектакле и зачем только пришла?, и по рукам себя мысленно, смотри, говорю, вот он новый театр, новая труппа, новый балет, наконец, и…и все не наступает… Это Пахита. С Видением розы было сложнее, хотя хореография была очень достойная, как ни старалась я не смогла проникнуться этим розовым призраком, долго размышляла, почему роза-она, а ее призрак- он, не догнала, задремала…потом все апплодировали и были крики: браво, браво, я взбодрилась и началось Болеро. Я смотрела недолго, минут десять, а дальше проводила время за фотосъемкой и в буфете. Больше с тех пор я на балет не ходила. Поняв и ощутив в полной мере возросшую силу собственного аристократизма, стала ходить в оперу, но это уже другая история.

    Первым балетом в моей жизни было Лебединое озеро.1967г. Мне в конце лета исполнилось целых пять лет и осенью, в начале театрального сезона, мама привезла меня из нашего военного городка в оперный театр, решила, что пора…Спектакль был утренний, начало, наверное в 10, может, в 11 часов. Чтобы нам в воскресенье к этому времени приехать в город, встать нужно было часов в 6 утра маме, мне, может, на полчасика позже. Чайку, приодеть что-нибудь по-нарядней и в путь. Путь пролегал через весь городок на остановку пригородного автобуса, потом часа полтора езды до автовокзала на Бобруйской, потом с Бобруйской на автобусе до цирка и дальше… ужас, этот бесконечный, длинный, пустынный мост в тумане (через Свислочь к площади Победы). Мосты это моя детская фобия, как же я их боялась… А этот был такой длинный и такой серый. Я встала вначале моста, ноги ватные, понимаю, что идти не могу, и так жалко маму, она потратила на этот театр свой единственный выходной (тогда у всех трудящихся был только один выходной, воскресенье), а я почти без сознания от ужаса, что нужно идти по этому висящему непонятно как мосту. Спектакль, короче, постепенно наворачивался, пока к нам не подошел какой-то дяденька. Вероятно он откликнулся на слишком громкие мамины уговоры и мы двинулись по мосту,( я в конвое с обеих сторон), мелкими шажками, считая столбики перил. Ближе к середине я попривыкла, расхрабрилась, даже выглядывала через дяденьку, действительно ли там под мостом вода? Потом мы шли через парк до самого входа. Здание мне казалось огромным и не очень примечательным, но внутри жила сказка…Второй раз за утро меня парализовало, теперь от красоты. Красота вокруг была необыкновенная: и лестницы, покрытые ковровыми дорожками, и многокаскадные хрустальные люстры, и плюш занавесей… У нас с мамой были с собой туфли и мы шли по ковровым дорожкам в туфлях, как настоящие принцессы, приехавшие на настоящий бал. И театральный зал, и оркестровая яма, я так и простояла над ней до начала спектакля, столько там было всего интересного. Потом вышел тот самый дяденька, с которым я брела по мосту, в смешном костюме (дирижер во фраке- сказала мама), он поклонился залу и все ему хлопали. А потом заиграла музыка(это была увертюра, столько новых слов), и я все ждала, когда же, наконец, начнется спектакль. Сидеть на месте я не могла, все чувства не помещались в сложенном пополам теле, и я весь спектакль простояла в проходе, так, мне казалось, я была ближе к происходящему, и потом, когда появлялся злой гений Ротбарт можно было или спрятаться за кресло, или убежать по проходу за занавес на входе в партер. Спектакль был очень долгим и к концу, мне собственно было все равно, что будет с принцессой, мне так понравился демон, он был такой завораживающий в своем черном костюме на фоне всех белых…И я уже сочиняла про себя новую историю…После, уже в школе, я смотрела Золушку, Щелкунчика. Надо сказать, что в те времена на школы перепадало большое количество театральных билетов. Иногда они доставались нам в нагрузку, оплаченные, наверное каким-нибудь профкомом, иногда за символическую цену. Посещение театров , музеев, выставок, кино- и музыкальных лекториев было частью культурной программы по воспитанию молодых строителей коммунизма и приносило плоды. Если на уроках внеклассного чтения мы проходили Сервантеса, то вот он, пожалуйста, Дон Кихот…Потом Спартак, потом Тиль Уленшпигель…Театр прочно вошел в жизнь. Сентябрь начинался Павлинкой…Помню, как любила сидеть в зале Дома офицеров,там тогда жил театр музкомедии, и подпевать цыганскому барону и Марице…А в оперном здорово было сидеть в бельетаже. И даже, если билеты были в партер, я все равно пересаживалась на красивый этаж. В средней школе я уж, конечно, знала фамилию Елизарьев, а в старшей, оставаясь верной своим демоническим пристрастиям, уже была безнадежно влюблена в В.Саркисьяна ( как же он танцевал!), и принцессой сцены, конечно, была волшебная, нереальная О.Лаппо. А премьеры шли чередой. И вот она, Кармен-сюита, и Болеро, и Сотворение мира, и Кармина Бурана, и каждый раз событие, праздник, феерия, и за всем этим великолепием, «не покладая натруженных рук» конечно он, В.Елизарьев.
    В.Е руководил балетом почти 36 лет. Из интервью с В.Е:
    пережил на этом посту самого Григоровича и сравнялся, разве что с М.Петипа , но как известно, незаменимых нет…(это он про себя) . Вот и г-н Матвейчук на момент принятия отставки маэстро был уверен, что впереди у белорусского балета новые горизонты, которые открывает для него (балета), конечно свежевыполненный ремонт здания театра, и что В.Е уже устарел для белорусского балета…Но г-н Матвейчук не знал один секрет: гении не устаревают, им от бога пожалована жизнь вечная. И незаменимые есть, например И.Моисеев, который руководил Государственным академическим ансамблем народного танца до 96 своих лет, и все это время у этого коллектива было его И.М лицо, его характер, стиль, класс, шарм, неповторимый и прославленный. Таким долгое время был и белорусский балет. Сам-то В.Е отмечал, что у нас есть « просто по-настоящему хороший балет». Даже не скромность, скорее, строгость и требовательность к делу своей жизни. Это сейчас, в обновленном театре есть бренд в виде обновленного балета, такой перманентный, плавно переходящий из какой-нибудь Пахиты в Баядерку или Лебединое озеро, или Жизель. Из этих балетов можно сделать нарезку, сложить в один, и не понять разницы. Все так чинненько, чистенько, однообразненько, без характера, без экспрессии в новеньких костюмчиках, эдакий отчетный концерт в хореографическом училище…Нет, они умеют танцевать, и хорошо, но честно? Я не представляю, кто бы из них мог станцевать Филиппа из Тиля, так как В.Саркисьян, чтобы ненависть захлестывала, когда видишь этого мерзкого, подлого, трусливого деспота (и это в танце, в пластике, в жесте…). Ну разве что такой рафинированный Филиппок…Или Красса, ну как его станцевать сейчас? Вальяжненько так, а если что- жезлом в лоб: Красс я все-таки или не Красс? Красс- Саркисьян- непоколебим, это точно Рим и никаких сомнений, жестокий и беспощадный, такой, для которого смерть- это не выбор, а образ жизни. Пробирало до дрожи…Нету у них сейчас В.Е, который объяснил бы раз и навсегда, что это надо делать так потому что… и никак иначе, не как просто работу, как кусочек жизни, пережить, пропустить через себя, отстрадать. И потому в новом балете умершая Жизель выбегает себе спокойненько из-за кулисы, да и какая разница, ведь большинство не знает сюжета, а в программке не написано, что она встает из гроба. И Кармен не отличишь от…ну хоть своих подружек, не понятно только за что ее можно убить, если только за серость. И когда во второй части праздничного концерта к Женскому дню ( коммерческий проект, март 2011г. ) дают третий акт Баядерки мучительно думаешь, как же изменили декорации в Лебедином озере, ан нет , это ж не Чайковский, это ж Минкус, ну хоть музыку не поменяли, разве что очень легато… Артисты балета бессловесны, их речь- танец и музыка, и характер балета складывается из харизмы танцоров, их внутреннего содержания, души, и чтобы душу оживить и открыть нужен гений, такой незримый кукольник, который вывернет ее наизнанку распахнет во всю ширь и тогда родится чудо…

    В театре постоянные аншлаги, билеты раскупают за месяц -полтора да начала спектаклей… Это хорошо, что театры стали формой организации досуга широкой публики. Но публика эта не слишком искушенная. Подавляющему большинству, к сожалению, не с чем сравнивать. У нескольких послеперестроечных поколений нет прошлого, нет истории, а значит нет культуры в широком смысле слова. И ходят, в основном, просто в театр (сейчас это такой вид тусовки, да и мода на театр появилась). В оперный- побывать , посмотреть…И ремонт стал как раз тем самым востребованным зрелищем. Спектакли (касается и оперы в том числе) настолько необременительны, просты по сути, по форме, по исполнению, что доступны любому, зашедшему на свет камелька. Но когда снижается планка, снижается уровень, и становится очевидным, что этот уровень уже не совсем, чтобы мировой, и уже нет этой изюминки, куража, стремления, полета. Как старинный рецепт, потерялся или забылся, и делаешь по-памяти, и получается все неплохо, но уже другое…, «без глазету…».

    Министерство культуры будет радо видеть народного артиста СССР Валентина Елизарьева в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси. Об этом, отвечая на пресс-конференции в Москве по случаю открытия Года культуры Беларуси в России, заявил министр культуры Беларуси Павел Латушко в апреле 2010г.
    Министр подчеркнул огромную роль Валентина Елизарьева, которую он сыграл в белорусском искусстве. «Этот человек практически всю свою жизнь посвятил становлению белорусского балета», — сказал Павел Латушко. Я подумала, какой же наверное умница наш министр культуры, чтобы так грамотно расставить приоритеты и начать, наконец двигаться, засучив рукава. Представляете как замерло сердце. Так ждала открытия сезона 2010г., но увы…Не случилось…Сразу загон: контракт, обида, заболел, не дай бог…Ан, нет, все спокойно в Датском королевстве…

    Из интервью В.Е «ЗА ЧАШЕЧКОЙ КОФЕ С МАРИНОЙ КОКТЫШ»
    (выделенный курсив в скобках-это моя правда без обид).

    — Владимир Гридюшко сказал “Народной Воле”, что звал вас в театр, но вы якобы ничего не ответили на предложение. Почему?(не предлагали)

    Я расскажу, как все было на самом деле. Через пару дней после назначения Гридюшко гендиректором у меня должна была состояться встреча с министром культуры. Павел Латушко попросил меня накануне встретиться с новым гендиректором. Гридюшко пригласил меня в кафе. Мы беседовали, он рассказывал о том, каким неожиданным стало для него это назначение. И после робко спросил, поставлю ли я что-нибудь в Большом. Я ответил, что хочу посмотреть, в каком направлении будет развиваться театр. Вот все, что было. С тех пор не было ни одного звонка, ни одного приглашения ни на какие мероприятия. Меня просто игнорируют…(ну!)
    — В Театре оперы и балета сегодня работают аж три бывших замминистра культуры: Гедройц, Гридюшко и Рылатко. Как вам кажется, кто из них может принести наибольшую пользу театру?(Елизарьев)

    — Наиболее опытный аппаратчик, связанный с искусством, — Владимир Рылатко. Не думаю, что Владимир Петрович будет напрямую влиять на какие-то процессы в театре. Он всегда был на вторых ролях, привык оглядываться на начальство. Но он хотя бы имеет знания в музыкальной области. А вообще, Рылатко очень известный постановщик правительственных концертов…(реализовался в праздничных)

    — А как вам министр культуры?

    — Мы неоднократно общались. Думаю, дипломатия ему ближе, чем сфера культуры. Павлу Латушко досталось непростое наследство. У министра много интересных намерений, но удастся ли ему их осуществить… По моему мнению, он очень зависим от обстоятельств. И от воли тех, кто находится на вершине политического олимпа.( не Берлускони, а жаль…)

    — Как раз хотела спросить о том, кто у нас, по мнению одного из губернаторов, “чуть выше Бога”. Правда, что вы писали письмо Александру Лукашенко?(ну как не вспомнить Ваньку Жукова)

    — Да. Но ответа не было.

    — Верили, что он поможет?

    — Думал, что хотя бы выслушает, захочет узнать мою точку зрения. Ведь не так много в нашей стране народных артистов Советского Союза…( «что в имени тебе моём..»)

    — Знаю, что глава Администрации президента обещал вам устроить встречу с Александром Григорьевичем…

    — Ее не было. Хотя Владимир Макей сказал, что встреча обязательно состоится. С тех пор прошло полтора года.( ну обещанного, как известно, три года ждут, осталось немного)

    — В архиве президентского сайта висит поздравление, которое вам направил глава государства по случаю 30-летия творческой деятельности: “Творчество Валентина Елизарьева стало выдающимся явлением в развитии искусства танца, а минувшие тридцать лет истории отечественного балета по праву можно назвать эпохой Елизарьева”. Как думаете, это были искренние слова?

    — На всех юбилеях говорят хорошие слова. Эта телеграмма хранится у меня дома.( сразу два эпохальных человека в одной стране?)

    — Из любопытства задам вопрос про еще одну личность. После ухода из театра в каком-то интервью вы сказали, что вас предал “самый близкий творческий соратник”. Имели в виду Юрия Трояна, который теперь руководит балетом?(бог дает человеку не то, что он хочет, а то что нужно, а ведь Троян хотел и получил…)
    — Да. Письмо в мою поддержку на имя министра и президента подписала вся труппа. Документ подписали даже работники театра и люди, которые меня, скажем так, не очень любили. Там нет только подписи моего самого близкого соратника Юрия Трояна, который, на мой взгляд, мне многим обязан.(тем более)

    Кстати, за все время моего отсутствия в театре Троян ни разу публично не высказался в мою поддержку. (молчание-золото)

    — Знаю, что некоторые чиновники и сотрудники театра очень переживают, если при встрече вы с ними не здороваетесь. Много таких?

    — Есть люди, которым я не подаю руки. И если разрываю отношения, то практически навсегда.(есть много в этом мире, друг Горацио)

    — Вы злопамятны?

    — Нет. Просто не могу простить предательство. Это касается и вопросов творчества, и личной жизни.
    (Не)объявленная война?( и есть за что воевать)

    — Недавно Национальный академический Большой театр оперы и балета обзавелся собственным журналом. Как думаете, “Партер” — успешный проект?

    — Начинание хорошее. Многие солидные театры имеют свой журнал. Но я не думаю, что белорусский проект станет коммерчески успешным. Во всяком случае первый номер меня не впечатлил.(еще бы, и второй, и третий…)

    Кстати, в этом журнале я с удивлением прочитал, что, оказывается, в театре сохраняют мое наследие. “Сейчас наша задача — не только искать новые направления, но и сохранить лучшие постановки Елизарьева наравне с русской и западной классикой, — сказал нынешний худрук балета Юрий Троян. — Как раз этим мы и занимаемся — достаточно посмотреть на афиши предстоящих спектаклей”.
    Вот я как раз и посмотрел афишу. Мои спектакли “Весна Священная” и “Жар-птица”, которые не шли четыре года в связи с ремонтом, сняли с репертуара, вместо того, чтобы возобновить — это недельная работа. А декорации к ним втоптали в грязь и снег — я видел это собственными глазами. Хотя декорации и костюмы всегда стоят безумные деньги.(у Трояна в них были нелюбимые роли, или не были?)
    Есть такая истина: если спектакль не прокатывается за сезон (это примерно десять с половиной месяцев) пять раз, он умирает. Я выписал себе прохождение репертуара в этом сезоне и сравнил с прошлым. Выводы неутешительные…
    За десять месяцев прошлого сезона спектакль “Рогнеда” (“Страсти”), удостоенный премии “Бенуа де ля данс” и считавшийся два года лучшим спектаклем во всем мире, прошел всего два раза. В этом сезоне он запланирован тоже дважды. Значит, спектакль на белорусскую тему решили похоронить.
    В прошлом сезоне спектакли “Кармина” и “Кармина Бурана” прошли по три раза. В этом сезоне ничего не изменилось. “Спартак” — три раза, “Сотворение мира” — два.(кто ж их станцует-то по пять раз?)
    — Хочу уточнить: это за месяц или на протяжении всего сезона?

    На протяжении десяти месяцев. “Тиль Уленшпигель” покажут один раз, а “Болеро” в этом сезоне вообще не запланирован.(зато Баядерки,Золушки, Жизели, Эсмеральды и Сельфиды, все по две)
    Так, скажите, о каком сохранении наследия Елизарьева идет речь?! Это просто уничтожение всего, что сделано моими руками. Неужели такие спектакли, как “Золушка” и “Шопениана”, которые не украсили репертуар театра, заменят наследие Елизарьева?

    Я уже даже не говорю о том, в каком качестве идут мои спектакли: как отрепетировано, как непродуманно, на мой взгляд, делаются вводы новых исполнителей…(фу, а судьи кто?)

    — Но тем не менее на гастроли везут не “Золушку”, а ваши спектакли. (представила каковы будут сборы за Золушку)

    — Да, когда встает вопрос о загранице, берут мои постановки. В Китай везут “Лебединое озеро”, в Италию — “Спартак”, в Эмираты — “Ромео и Джульетта”. Сейчас театр собирается в Мексику — тоже с моей работой.(а кто их ставит?…неужели?)

    Если возвращаться к теме сохранения наследия Елизарьева в театре, то мне хотелось бы знать, кто этим будет заниматься? Уж не нынешний ли худрук балета, у которого в дипломе написано — культпросветработник, руководитель самодеятельного хореографического коллектива?..( коллега)

    Мне кажется, вопросом сохранения наследия Елизарьева вплотную должно заняться Министерство культуры…
    Иначе скоро моей фамилии на афише Большого, видимо, вообще не будет.
    Чужой кошелек

    — Есть мнение, что Елизарьев не захотел оставаться в должности худрука балета, потому что у гендиректора больше зарплата…

    — Вообще-то вопрос про деньги считается крайне некорректным…

    — Но я ведь все равно уже спросила…

    — Деньги как раз интересовали меня меньше всего. И я ушел из театра не потому, что мне не хватало денег, как думают некоторые.
    Что касается заработков, то когда пришел в театр, у меня по советским меркам была очень большая зарплата. Я получал 400 рублей и это были огромные деньги. И у министра культуры Михневича тогда было 400, а у директора театра — 300. А потом мне сделали персональную зарплату — 450. И мне министр при встрече часто говорил: “Валентин Николаевич, ну вы ж получаете больше, чем министр!”

    — А пенсия у вас большая?

    — Я профессор консерватории и поэтому мне платят только часть пенсии — около 600 тысяч. Если бы не работал, сумма была бы большей.

    Не могу пожаловаться, что мне не на что жить и что, уйдя из театра, я лишился доходов. Я активно работаю и в состоянии купить билет в театр. И вообще, не хочу жаловаться ни на жизнь, ни на отсутствие финансов. Но скажу так: если бы жил только на пенсию, то не смог бы помогать своим детям и внукам.
    И нет пути назад?

    — Еще до начала реконструкции вы обещали, что отреставрированный Театр оперы и балета откроется премьерой балета “Клеопатра”. Где теперь можно будет увидеть эту постановку?

    — В белорусском театре я ее ставить не буду. Ну как можно ставить спектакль в театре, где уничтожают твой репертуар?

    — Валентин Николаевич, а можете сформулировать конкретные условия, при которых возможно ваше возвращение в театр?

    — В этих условиях я не вернусь.

    — Ну и я спрашиваю, при каких вернетесь?

    — Трудно сказать… Мне жалко очень театр, но я, честно говоря, не думаю о возвращении. Именно поэтому уже запланировал себе работу на несколько лет вперед. Однако если все же говорить о возвращении, то вначале я хотел бы послушать, что мне предложат.

    — Странно, что такой профессионал, как вы, в Беларуси сегодня совершенно невостребован. Может, вам организовать какую-нибудь ассоциацию…

    — Ассоциацию невостребованных? (Хохочет.) Вы знаете, я все же сотрудничаю с государственными структурами. Недавно набрал курс в консерватории. И еще возглавляю жюри международного конкурса современной хореографии в Витебске. Из этих организаций меня еще не попросили…

    — А правда, что после ухода из театра вас мгновенно исключили из государственной экзаменационной комиссии хореографического колледжа?

    — Меня просто туда не назначили… А я эту комиссию возглавлял последние 34 года.

    — Валентин Николаевич, а не было мысли создать альтернативный балет? Так сказать, в пику государственному?

    — Я бы создал. И уверен, что лучшие силы труппы ушли бы из театра ко мне. Но вы не представляете, какие на это нужны средства… У нас, к сожалению, нет частных структур типа “Газпрома” или “Норильского никеля”, которые поддержали бы эту инициативу.

    — А если деньги будут?

    — То я готов организовать новый современный белорусский балет.
    Политический пируэт.
    А жаль , что у нас в стране нет частных структур типа Газпрома, потому что, возможно, родился бы новый белорусский балет…А возвращаться- плохая примета. Да и куда собственно. Все неплохо расселись согласно купленным билетам и с комфортом движутся в заданном административно — хозяйственном русле, с икоркой и зрелищами. А что до сохранить и приумножить, так в истории культуры случаев такого вандализма пруд пруди: захотел стать главным Детгиза ленинградского филиала, и всю редакцию в расход, и шут с ним , с наследием…

    А вот впечатления маэстро о театре:

    — А может, вы слишком пристрастны? В театре-то аншлаги…
    — Люди не на репертуар, а на ремонт ходят! По моим прогнозам, через год-два, когда насмотрятся на интерьеры и чудеса гидравлической сцены, публика схлынет.(как в воду смотрела)
    Последние 30 лет купить билет на спектакли белорусского балета было невозможно. И залы были переполнены всегда! А с такими безликими премьерами, которые родились в театре за последнее время, далеко не уедешь. Репертуар держится на бригаде приглашенных иностранцев. Удивляюсь, почему не дают ставить спектакли моим ученикам — Раду Поклитару, Володе Иванову, Наташе Фурман, Оле Репиной. Не понимаю, почему мы все время должны ориентироваться на интернационал?
    — Выходит, вам не нравится, что в Большой придут “Русские сезоны” Андриса Лиепы и Театр Бориса Эйфмана?
    — Я приветствую этот импорт. Но где работа с неизвестными названиями для Минска, где работа с современной оперой, с белорусскими композиторами? Мы же не международный, а Национальный театр! Значит, здесь должны рождаться произведения белорусских авторов. Свои кадры должны быть: дирижеры, режиссеры, хореографы, композиторы. И если им не давать работать, значит, из названия театра нужно убрать слово “национальный”.(за время Вашего отсутствия у нас выросла целая плеяда темнокожих спортсменов,что же вас смущает в Баядерке на бале-маскараде?)

    Что тут добавить, все слишком очевидно. Я не случайно обратила внимание на мнение В.Е о театре, потому что, когда пишешь так спонтанно, понятно, что эмоции через край, а профессионалу хватит и терпения, и мудрости, чтобы дать верную оценку. И знаете что? Если убрать руку с горла и отпустить , то могу проорать : весь нынешний балет скучно-трояновский, таким он к сожалению и останется…А вот, кстати, у меня тоже есть удостоверение руководителя самодеятельного хореографического коллектива, может мне все-таки в балет, а, Галка? / Наталья Федярина,делюсь…/

  2. Gala Lokhova говорит:

    Наташка, привет! с таким удовольствием прочитала!! у меня ж тоже удостоверение 8))) В балет нам уже не светит — но в цирк еще можно!
    Я люблю смотреть любой спектакль с первого ряда, чтобы лица были видны, к черту рисунок и геометрия передвижений- они меня не волнуют, волнуют артисты, что они делают и как, люблю сидеть на первом ряду и слушать, как топочут пуантами балеринки. Кстати, в наше время, балеринки прыгали плохо. И на правительственных концертах 40 лет назад, ( сюда сгоняли и спортсменок- художниц и балет) балеринки прибегали смотреть, как делают прыжки «художницы» ( худ гимнастика) . Теперь балеринки прыгают почти как художницы 8). Из мужиков в Минске прыгал только Саркисьян. У Трояна, между нами, тоже прыжка не было. Читала недавно в интернете записки Бржозовской. Странно мне было, что она Саркисьяна упомянула один раз, пятым или шестым,через запятую, среди прочих, а ведь он был и есть лучший танцовщик Беларуси! Наташка, я с тобой абсолютно согласна — балет убийственно скучный!!! и когда публика кричит Браво- я просто убита! Их впечатляют помпезные декорации, и они думают, что вот эти фальшивые заламывания рук и есть страсти- мордасти и сильные чувства. Бедная минская публика, которая хавает ужасные спектакли — балет, музкомедию- и думает, что так и должно быть. Они забыли, что внутри у зрителя все дрожать должно — и так бывало и бывает иногда, в других театрах, не в белорусских.

  3. Аноним говорит:

    Привет, Галка! Я когда пыталась найти в нете нужные сведения, тоже удивилась, что нет ни фотографий наших балетных артистов, ни биографий, да и не только балетных. Это происходит потому, что подлинного интереса к своей культуре (национальной, как сейчас модно говорить) нет, а если что-то и появляется, то очень опосредовано, как -то конъюктурно, не хочется говорить непрофессионально, а как бы вскользь. А ведь эти люди творили историю культуры…И я пишу про любимых артистов просто по-памяти. Я тоже читала записки Бржозовской…Она жена своего мужа, а Саркисьян шестой, через запятую, потому что он равнозначен по заслугам и круче в разы. Вообще тогда в оперном были два лагеря, которыми рулил молодой В.Е. Он по годам, наверное, был с Трояном и Бржозовской ровесник, во всяком случае разница очень небольшая. В.Е был творец, новатор, молодой тогда Володя Иванов почти всегда танцевал Сотворение мира, Бржозовскую тоже постепенно перетанцовывали. О.А.Лаппо ушла гораздо раньше, я не помню, там что-то было связано с травмой или болезнью, но найти какие-то материалы невозможно. Она прыгала хорошо, тихонько так, невесомо…Её ученицы сейчас танцуют тоже хорошо, но у них нет В.Е. Троян всегда танцевал одинаково ровно, правильно, бесстрастно, академично так, без лишних эмоций. Эти пары В.Е. как-то разделил по амплуа, но мне кажется , что закулисья там хватало по самое не горюй. Каждая прима хочет быть абсолютной, а дружбу Трояна с Саркисьяном я представляю с трудом. Но сейчас это все далеко, в любом случае, все состоялись при В.Е., стали Народными и Заслуженными, и низкий ему поклон. Скоро выпуски, пойдем с тобой на отчетные спектакли в театральный, и может нам повезет, мы встретим Виктора Михайловича, попросим у него автограф, сфоторгафируемся с ним на долгую память и скажем ему, наконец, как мы его любим и помним до сих пор. А если бы еще удалось поговорить, мы бы эту статью разместили в нете, вообще нужно делать серию про наших актеров, последовательно, направленно циклом, чтобы в любой момент можно было открыть, прочитать посмотреть записи, отрывки, вроде 21 век на календаре, а у нас все в письменах, да в памяти. хореографическое сходим, посмотрим на юные дарования

  4. Аноним говорит:

    Кстати и название уже нарисовалось: Труппы белорусского балета(класс!)

  5. Gala Lokhova говорит:

    Давай! Пошли на отчетные концерты, еще найду несколько любительниц 8)) Жалко, времени нет совсем, надо, конечно, сделать страницы человеческие про балетных наших, да и не только про балетных. Ни у кого руки не доходят никогда до своих. Вот про Пугачиху с Галкиным и так, и эдак, и чывой-то они пожанилися — это пожалуйста. Или там про политических танцоров

  6. Gala Lokhova говорит:

    Иванова помню, конечно, Комков был в Сотворении 8)

  7. Аноним говорит:

    Я в Москве сейчас. А Саркисьян, Комков и Пестехин танцевали соответственно Филиппа, Инквизитора и Рыбника в Тиле, вот где зрелище….

  8. Аноним говорит:

    Я знала, что поеду и билеты на грузинский балет не брала, так хотела, жаль, что не увидела их, прочитала с удовольствием.

  9. Уведомление: Как сказать «бла-бла-бла» языком балета, или Ромео и Джульетта в Минске | Gala Lokhova

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>